Д. Мирошник

С Л А Д

Борис встал с постели, подошёл к столу, вынул из пачки сигарету, закурил. Сделав две глубоких затяжки, он вернулся, сел на постель и посмотрел Светлане в глаза. Она улыбалась.

Приятно услышать такое. Борис был доволен. Это была их первая постель. Она согласилась притти в его квартиру и, хотя они не говорили об этом прямо, оба понимали, что начинается новый этап их отношений. И вот он смотрит на неё, лежащую обнаженной в его постели, прекрасную, жаркую, утолённую, доверчивую. Её длинные волосы, спутанные в недавнем любовном ристалище, разметены в живописном беспорядке, голова устало приникла к подушке пылающей щекой, она ещё дышит шумно и глубоко, её веки непроизвольно закрываются, а на губах застыла улыбка...

Ему очень хотелось гладить, ласкать её, но он не решился, чтобы не помешать ей притти в себя. Да, она похожа на женщин с полотен Рубенса, но те всё же тучные, а Светлана просто полная, просто в теле...

- Ну, и как я тебе нравлюсь? – спросила вдруг она, не открывая глаз

Он затушил сигарету.

- Спасибо. Мне как-то легко стало ... Должна сделать ответный комплимент – это было чудесно... Я еще никогда в жизни не испы... Прости за пошлость...

- Я был рад стараться. Мне очень хотелось тебе угодить.

- Угодил, угодил, да еще как... А почему тебе этого хотелось? – она похлопала ладонью по простыне, приглашая его лечь рядом

Он осторожно улёгся рядом с нею. Она отодвинулась, давая ему место.

- Почему?

- Потому, что я коварен – я хочу, чтобы это продолжалось... Не один только раз.

Она замолчала. Ее рука медленно скользила по его телу – она изучала его. Борис лежал на спине, заложив руки за голову. Он чувствовал себя котом, которого хозяин ласково поглаживает, держа на коленях.

- А ты всё же худой. Жилистый. Сухой. Один кол торчит... Не сказала бы, правда, что он худой...

Борис усмехнулся.

- Со мной в институте учился мой школьный товарищ. Это от него начались мои сексуальные похождения. Так он тоже был худой. Но говорил об этом так: “Хороший петух толстым не бывает”. Это очень раздражало толстяков... А торчит то, чему торчать положено. Не хочет ли мадам убедиться ?

- Боюсь, что меня просто не хватит и тебе придется вызывать скорую. Я еще не совсем пришла в себя...Слишком много – тоже плохо. Но если тебе это нужно, то я возражать не буду...сильно...

Борис обнял ее голову, поцеловал, прислонил к своей груди.

- Нет, я не настаиваю. Не хочу портить впечатления..

- А кровать тебе придется сменить. Подозреваю, что не я первая тут кувыркалась, но боюсь, что в следующий раз она просто не выдержит наших прыжков...

- Это верное замечание. Я исправлюсь. Давно пора купить новую.А насчет следующего раза у меня предложение. Давай сейчас встанем, примем душ и сядем за стол. Поедим и за разговорами решим все наши проблемы – нам есть о чем рассказать друг другу...

...................................................................................

Они прошли на кухню, с ещё влажными после душа волосами, оба в банных халатах, которые Борис заблаговременно приготовил еще с утра. Он понимал, как много значат для женщины любые проявления внимания и заботы, как раздражает отсутствие простых, но так необходимых ей мелочей. Он ушёл с работы, отпросившись у начальника, чтобы достойно встретить Светлану. Закупил продуктов и выбрал большой букет красных роз. Сейчас он мысленно пытался проверить себя, все ли он сделал, не упустил ли чего. Ему действительно не хотелось, чтобы Светлана чувствовала себя неуютно. Но она вела себя раскованно, непринужденно, естественно, и Борис успокоился. Светлана наклонилась к цветам, окунула лицо в букет, обнюхала его, улыбнулась и спросила:

Как юная девушка она шаловливо вытянула губы трубочкой и чмокнула его в щеку.

Под глухой звон полных бокалов они выпили и заработали вилками.

Борис улыбнулся.

Светлана задумчиво крутила ножку пустого бокала.

Борис подхватил её на руки с лёгкостью, которую было трудно подозревать в худом человеке, и осторожно уложил на постель, которая тихо скрипнула в предчувствии предстоящего ей испытания.

........................................................

Она сидела на нём верхом, упираясь руками в его грудь. Он смотрел на неё, лёжа на спине, снизу. Его руки гладили её бёдра, от них шло тепло.

.........................................................

Вечерняя темень уже царила в комнате, они почти не видели друг друга. Борис протянул руку к выключателю. На стене у изголовья зажегся мягкий свет.

- А что мы будем делать завтра? - поглаживая ее плечо, спросил Борис. Её кожа была цветом похожа на ореховое ядро. Даже укусить хотелось, проверить, действительно ли орех...

- Завтра рабочий день. С утра – вкалывать...

- Нет, я о вечере. О чем будем говорить? Что делать?

Светлана ответила, помедлив:

- Поднять паруса! Все по местам! Пушку к бою!...

.........................................................................

 

И опять, после очередного утоления, они вели разговоры...

- О, это старая болячка.

.................................................................................

- Сколько ты весишь? – спросила Светлана. Она стояла перед зеркалом, укладывая свои длинные волосы в тугой узел на затылке. Борис стоял за её спиной, обняв за талию, глядел на её отражение и любовался ею.

- Что, тяжело достается? Раньше жалоб не поступало...Килограммов семьдесят пять, наверное, будет. А ты?

- Не скажу...

Борис внезапно присел, и не успела она охнуть, как он подхватил ее на руки.

- Так, килограммов около семидесяти двух.

- Больше – семьдесят четыре. – она стыдливо уткнула свою голову в его плечо.

- Тебе не надо стыдиться. Ты выглядишь идеально. Очень мне нравишься.

- А разве ты не видел, как выглядят все фотомодели?

..................................................................................

Они сидели на кухне и доедали огромную яичницу прямо со сковороды. Борис нацепил на вилку кусочек хлеба и водил им по сковороде, смазывая на него остатки масла.

- Знаешь, мне пришла в голову мысль...

- Не такой уж редкий случай...

- Спасибо, мадам! А мысль такая – у еды и секса есть нечто общее.

- Вот как?

- Да. И того, и другого всегда хочется!

- Ну, я думаю, что это чисто мужской взгляд. Мне часто не хочется есть, да и сексом не всегда хочется заниматься, но почему-то сейчас я с удовольствием поела, ну а секс был бы неплохим дополнением...на десcерт...

- Мадам, я с удовольствием констатирую полное совпадение наших намерений и предлагаю немедленно подкрепить их нашими активными действиями...

- Мадам принимает ваше предложение, но активных действий ожидает лишь от месье...

......................................................................................

Он склонился над нею, его рука легла на ее грудь. На его лице появилась улыбка, и он пропел:

Грудь немножечко пышна?

Пустяки! В ладони этой

Вся поместится она!”

- Издеваешься, да? – Светлана шутливо прищурила глаза

Взгляд Бориса был умоляющим. Светлана задумалась.

- Я предупредила маму, что наверное приду поздно, но чтобы до утра...

- Позвони ей, предупреди, чтобы не волновалась. Телефон в коридоре...

- Хорошо. – Светлана встала, не стыдясь своей наготы прошла в коридор. Борис слышал, как она говорит с матерью.

- Дело сделано. – она подбежала к постели, распахнула руки и упала в его объятия. Постель ответила болезненным скипом

- О чем она тебя спросила? – Борису было интересно, какое объяснение дала Света своей маме.

- Спросила, где я и все ли у меня в порядке.

- Ну, и что же ты ей сказала?

- Сказала, что пока все в порядке - пытаюсь одного старого Дон Жуана женить на себе , и что не уйду, пока он не сдастся...

- До сих пор я как-то не чувствовал, что ты ведешь такую работу.

- А я сама об этом догадалась только когда с мамой стала говорить. Она сама взялась отвести Дениса завтра в ясли, между прочим...

- Слушай, а ты не боишься, что тебе не удастся твоя миссия?

- У тебя мания величия. Нет, не боюсь. Но если к завтрашнему утру у меня ничего не выйдет, я признаю свое поражение и сваливаю, посрамленная...

- Ты и ночью будешь проводить свою работу? Мне интересно, как это будет выглядеть...Тебе придется попотеть...Можешь начинать осаду немедленно – мне любопытно, какие аргументы ты выставишь.

Глаза Светланы загорелись лукавством.

- Аргументы будут вескими...- она наклонилась над ним и накрыла своей грудью его лицо.

- Да уж, против такого аргумента возразить нечего – артиллерия главного калибра. Хотя, по правде говоря, я знал женщин, у которых этот аргумент был более...увесистым. Но почему-то твоя артиллерия бьет сильнее... Я давно знал, что женщины всегда носят свое оружие при себе...- Борис нежно погладил ее и обнял.

- А мужчины? – Светлана с интересом покосилась на него

- Мужчины... Они – по разному. Кто-то только при себе, и никакого другого у них нет. Это те, кто считает, что их способность ублажить женщину в постели – решающее и единственное, что имеет значение. И что все остальное просто излишне, даже мозги. Другие – наоборот, при себе уже ничего не носят, вернее, носят, но основную функцию это оружие уже не выполняет. Зато у них есть дома, деньги, машины, звания, популярность, ум, благородство...то есть, многое из того, что может сразить женщину. Но большинство мужчин, по моим наблюдениям, находятся в промежутке между этими группами – у них еще достаточно надежно то оружие, что они носят при себе, и уже есть кое-что , что носить с собой затруднительно или невозможно.

- Откровенность вам зачтется .

- А еще? – Борис уложил ее на себя, она уткнулась в его плечо и затихла.

- У меня больше нет аргументов. – сказала она серьезно.

- Ты что же, всерьёз считаешь, что кроме великолепного тела у тебя ничего за душой нет? Вести осаду с одним, даже таким сильным аргументом, - это неосмотрительное легкомыслие! Генерал, вы не знаете свою армию! Так вы можете и проиграть наше сражение! Мне неловко напоминать генералу, что в его арсенале масса других аргументов. Что он умен, красив, благороден и честен, что его не пугает репутация Дон Жуана, которую имеет его партнёр. Я уж не говорю, что генерал обладает отличным чувством юмора и готов шутить даже над собой. Как ваш противник, я могу заметить, что в вашем распоряжении аргументы подавляющего преимущества. Я предлагаю вам сменить диспозицию. Отныне я буду уговаривать вас отдать мне руку и сердце, а вы будете упираться. Идет?

Светлана смотрела на него, не отводя взгляда.

Светлане стало смешно.

- Тогда какого чёрта! У меня такое впечатление, что мы оба этого хотим, но нам обоим не верится, что такое может произойти так быстро.

- Да, пожалуй.

- Мне вот что вспомнилось. Как-то в Питере я пошел в кино. Я не помню названия этого фильма, зашел просто так, чтобы время убить. Но фильм мне понравился. Там один молодой адвокат познакомился на однодневной пароходной прогулке с девушкой. И у них был всего один день. Но этого дня ему хватило на всю жизнь. Они расстались на второй день. Он остался холостяком. А спустя сорок лет ему пришлось защищать ее в суде. Она узнала его, и оба горько сожалели, что упустили счастье. Я не хочу такого!

- И у меня всплыло из памяти. И тоже фильм. Американский. Герой, пожилой одинокий фотограф из географического журнала , спросил дорогу у хозяйки дома, мимо которого случайно проезжал. Она – мать двоих детей, замужем. Только что проводила мужа и детей на какой-то сельский праздник. Они оба сразу почувствовали взаимную симпатию. И у них тоже было всего два дня. Им пришлось расстаться – она не решилась бросить семью. Он умер в одиночестве. Она тоже умерла, но в посмертной записке всё рассказала своим уже взрослым детям... Грустная такая история.

- А почему грустная? Да потому, что в обоих этих случаях люди не решились поверить своим чувствам. И всю жизнь потом раскаивались. А ты хочешь потом раскаиваться?

Светлана повернулась набок, положила голову на его грудь.

- Я все спрашиваю себя, а правильно ли мы поступаем? С другой стороны, мне кажется, что если мы упустим этот бешенный темп, с которым развиваются наши отношения, мы что-то утратим, что-то важное, даже возвышенное... Я похожа на пошлячку? Нет? ... Кто-то сказал: “Страстями надо жить, страстями...”. Я сейчас вспомнила об этом и мне хочется так жить...

- Ну, вот и все! Сейчас я должен кое-что подготовить...

- Что ты задумал?

- Мадам! Вы будете вызваны на кухню через десять минут...

Борис встал с постели и прошел на кухню. Светлана слышала, как он возится с посудой, потом он прошел к своему платяному шкафу и что-то

достал из него. Потом взял с письменного стола какие-то бумаги.

- Закрой глаза и не смотри на меня!

- Что это будет?

Прошло еще несколько минут. Светлана лежала с закрытыми глазами. Ей было спокойно и хорошо. Борис наклонился над нею и прошептал:

- Вы можете опоздать на важное торжество...

Светлана обняла его за шею, он поднял ее на руки и отнес на кухню.

- Теперь мадам должна приодеться.

Он снял со спинки стула свою белую рубаху и осторожно надел на нее.

- Это – твое подвенечное платье

- Оригинально... Оно же не прикрывает даже... И на груди не сходится..

- Не будем привередливыми – главное, что оно белое и чистое, как мои помыслы.

- Это меня успокаивает...

- А что на груди не сходится, так есть выход – сделай декольте. Вот так, хорошо, глаз не оторвать...

Борис возложил на ее голову венок из красных роз.

- Ты выглядишь настоящей невестой

- Зато ты – как настоящий дикарь. Голый!

- Не торопись, у меня все предусмотрено.

Он обмотал бедра белым полотенцем, а на шею нацепил черную “бабочку”.

- Как я тебе?

- Есть много вариантов ответа. Какой тебя устраивает?

- Лучший!

- Тогда слушай – ты свел меня с ума!

- Это звучит двусмысленно. Значит ли это, что я буду жить отныне в сумасшедшем доме?

- В каком-то смысле – да. Но я попытаюсь вылечиться...

- В каком-то смысле – не надо, оставайся сумасшедшей. Такой ты мне нравишься больше. Теперь нам надо совершить некую формальность.

Он взял со стола лист бумаги и прочел:

- “Мы, нижеподписавшиеся Борис Ильин и Светлана Фролова, объявляем себе и всему миру, что с этого дня являемся мужем и женой, чему призываем в свидетели самого господа”. Ставь подпись. Тут, внизу. Так. Теперь я.... Дата... Всё!

Борис обнял её и нежно поцеловал в губы. Затем подал ей и взял себе бокалы с вином.

- А теперь – серьезно. Светские формальности, связанные с регистрацией нашего брака – на твое усмотрение. Устройство нашего совместного быта – на твое усмотрение. Об остальном поговорим завтра.

- Боря, неужели ты ...это серьезно?

- Не понял. Ты о чем?

- О женитьбе.

- Конечно. И вообще, не ты ли первой завела этот разговор?

- Да, но...

- Что, пошутила?

- Нет-нет, просто как-то не верится, что всё так просто...

Они чокнулись полными бокалами и выпили все вино до дна. Затем обнялись и поцеловались. Запах ее волос смешался с запахом роз и вина. Ее губы были горячими и влажными.

- А теперь, мадам, ваш муж приглашает вас в постель на брачную ночь...

- Мой муж учтет, что мы провели с ним утомительный предбрачный день?

- Конечно, учтет. Никакого насилия муж не допустит, но разве он не вправе рассчитывать на понимание?

- На понимание он может рассчитывать, и даже на глубокое понимание...

......................................................................................

 

...........................................................................

Светлана спала. Ее голова лежала на его руке. Рука затекла и онемела. Борис осторожно стал освобождать ее. Светлана повернулась на спину, проснулась и открыла глаза.

.................................................................

 

 

 

 

Сидней - 2001